Побежал с кулаками на Масленова, но пацаны удержали - Алмат Бекбаев

Zidane

Последний вход: 15.09.2017 15:37:43
Дата регистрации: 21.04.2011 22:52:28
Профессия: звукорежиссер
Пол: Мужской
Дополнительные заметки: twitter: zidan4eg
День рождения: 21 сентября
Любимая команда:  Астана, Барыс, Арсенал
Zidane Всем
Побежал с кулаками на Масленова, но пацаны удержали - Алмат Бекбаев

Вратарь "Актобе" рассказывает о том, как вырваться из аула и дойти до еврокубков.

Жизненный путь Алмата Бекбаева - резервного вратаря ФК "Актобе" - весьма интересен, а порой и невероятен. В интервью Vesti.kz 30-летний голкипер рассказывает, как учился падать, как жил в интернате и уехал покорять мир с 300 тенге в кармане.


Пас "в гланды"

- Недавно Вы у себя в Инстаграмме недвусмысленно дали понять, что недовольны решением Владимира Газзаева не поставить Вас в кубковом матче с "Байтереком". Это просто эмоции или что-то значит?
- Эмоции. Я рассчитывал, что мне дадут возможность получить игровую практику.

- Что он за человек вообще? В Казахстане он все еще является персоной-загадкой.
- Владимир Валерьевич требует дисциплину и держит игроков немного на дистанции. Если говорит, то сугубо по делу. Вызывает к себе игроков по звеньям перед матчем, дает задания, и все. Например, я играл у Виктора Пасулько. Тот был гораздо ближе к своим игрокам.

- Говорят, что Пасулько мог легко выпить с футболистами пару бокалов пива и пошутить.
- Да, он часто практиковал семейные ужины, особенно после поражений. Просил нас взять с собой жен, мы сидели в теплой обстановке, и он спокойно выпивал с нами бокал-другой. Он же живет в Германии, там это нормально, там пиво любят. Да и мы рядом с тренером особо не позволяли себе расслабляться: парой бокалов все и заканчивалось.

- Какая самая запоминающаяся история у Вас связана с ним?
- Их много, некоторые лучше не придавать огласке (смеется). Было как-то: мы играли в "квадрат", и он тоже с нами. Я ему отдавал передачу. Получилось, что "в гланды". У него глаза выпученные, он мне: "Ты мне куда даешь?". А я ему: "Васильич, вы ж в "Спартаке" играли, любой мяч должны укрощать!". Посмеялись с ним. Он очень эмоциональный. Даже когда играли в те же "квадраты", он надевал дождевик, чтобы пропотеть так же, как и мы.



Лимузины в аэропорту

- Вы долгое время были резервным вратарем в "Ордабасы" и место в основном составе получили лишь в 2011-м году. Помните, как это получилось?
- Основным вратарем тогда был Рома Нестеренко. Он играл в чемпионате. Мне решили доверить кубковые матчи. Мы прошли пару этапов, я справлялся. Потом в первом полуфинальном матче с "Таразом" поставили Рому. И мы проиграли 3:1 в Таразе. В ответном матче играл я. Тогда еще снег выпал в Шымкенте, мяч покрасили губной помадой в красный цвет, и мы вышли на белое поле. Победили - 3:0. Дальше был финал с "Тоболом", Пасулько доверил место в "раме" мне, и мы завоевали первый клубный трофей. А в следующем сезоне я уже стал первым номером.

- Финал лично для Вас получился очень запоминающимся, Вы в воротах творили чудеса. Как встречали в Шымкенте?
- Как народных героев. Нас в аэропорту встречали пять лимузинов. Кортеж сопровождала машина с мигалкой, потом было яркое чествование.

- Помнится, Пасулько тогда после игры заявил, что команда хочет премиальные за победу в Кубке, а аким вместо этого хочет построить клубный музей.
- Нам дали деньгами. Мы вообще в том сезоне прилично заработали, так как показали хорошие результаты. В 2011 и 2012 годах в Шымкенте была шикарная команда с замечательным микроклиматом внутри коллектива. Я такого после нигде не встречал.

- В 2012-м Вы выдали несколько запоминающихся матчей в еврокубках, выиграли Суперкубок.
- Да, сезон был знатный. До "Русенборга". Дальше пошел спад. Но зато какое было начало! Мы выиграли Суперкубок, трофей нам вручал Президент страны. Кайрат Аширбеков получил его из рук Елбасы лично. У нас у всех сохранились фото с ним. Это история. Некоторые из нас хотели в наглую напроситься на сэлфи с Нурсултаном Абишевичем, но СОПовцы одним лишь взглядом отбили всякую охоту (смеется).

- Этот человек и в самом деле обладает какой-то аурой, от которой веет силой? Или это байки?
- Когда он к нам вышел, лично у меня мурашки по коже пробежали от волнения. Не знаю, почему. Я даже перед игрой так не волновался.

В майке сборной Бразилии

- В матчах с "Ягодиной" и "Русенборгом" алматинский Центральный стадион поддерживал "Ордабасы" очень сильно. Было ощущение, что играли вы в Шымкенте?
- Нет, было именно ощущение, что мы играли в Алматы. В этом городе своя особая атмосфера, ни с чем не сравнимая. Хотя с "Русенборгом" казалось, что половина жителей Шымкента бросили дела и рванули на игру. Нас очень здорово гнали вперед. От этого поражение обиднее вдвойне.

- Когда судья заставил Артема Касьянова перебить пенальти, что-то екнуло внутри?
- Не то слово! Если честно, я сразу подумал, что повторный удар он не забьет. Так оно и вышло. Ведь Касьян забил первый удар и побежал радоваться. Пол поля пробежал, эмоции выплеснул, а тут этот судья заставляет его повторить. Естественно, Артему было сложнее, а вратарю "Русенборга" был предоставлен второй шанс, что заметно сыграло на его психологическом состоянии в лучшую для него сторону. Это было очень обидное поражение. Во-первых, мы выдали сумасшедший матч на выезде. Во-вторых, мы лучше играли в Алматы. Это сказал и Пасулько после матча. "Вы были сильнее 22-кратного чемпиона Норвегии. Вам нечего стыдиться".

- У Пасулько тогда были натянутые отношения со спортивным директором Багланом Ершешевым. На команде их "разборки" отражались?
- Нет, мы этого не ощущали. К тому же их взаимоотношения стали портиться позже, в конце сезона-2012. Но они оба были профессиональны по отношению к нам и не давали поводов для нервозности.

- Это сейчас "Ордабасы" претендует на медали, и футболисты с удовольствием туда едут. А Вы застали времена, когда был бардак, и каждый год толпу игроков дурили с деньгами?
- Да, доводилось видеть всякого. Казалось бы, что вот 2009-й год был совсем недавно. А мы ведь в том сезоне играли в форме сборной Бразилии и сборной Италии. Первая была домашней, вторая - гостевой. Вы сейчас смеетесь, и это кажется абсурдом. Но тогда так и было. Ребята выходили играть за Шымкент в таких же майках, как и Роналдинью, Пирло. Много чего такого можно вспоминать.



Турист и вор

- Давайте вспомним легионеров, которые играли в Шымкенте в разные годы. Кто из них показался самым странным?
- Сначала скажу, что среди всех легионеров своим профессионализмом выделялся, прежде всего, Эндрю Мвесигва. Он всегда основательно готовился к матчам. А странные - да почти все что-то выкидывали этакое.

- Чемпион мира среди молодежи бразилец Эдер был в "Ордабасы" в 2008-м году. Он чем-то запомнился?
- Он умел играть, по нему было видно, что в молодежную сборную его вызывали не просто так. А вот с ним был еще другой бразилец - Маттеус. Вот он был явно турист. Слишком молодым приехал, ему зарплату дали неплохую, и мы его после этого начали видеть лишь в окружении девушек. Сутками ходил с ними в обнимку. Футбол не обманешь, он быстро закончил. Сейчас где-то переводчиком работает.

- Темнокожим ребятам в Шымкенте комфортно?
- Сейчас-то, думаю, у них не будет никаких проблем. А вот раньше, помню, люди пальцем тыкали в них. В того же покойного Мендеса. Нам неприятно было и стыдно за это. Ладно бы дети себя так вели, но и взрослые начинали выпучивать глаза, словно увидели не темнокожего человека, а какого-нибудь жирафа или тигра.

- Говорят, что нигериец Нассиру был пойман в "Ордабасы" за кражей денег в раздевалке.
- Помню, что был случай с пропажей бумажников. Тогда у нас еще играл Алмас Кулшинбаев. Он собрал ребят в раздевалке и предупредил, что если выявит "крысу", то оторвет ему голову. И эти дела прекратились. Но чтобы кого-то за руку ловили - такого не припомню.

- А к "шымкентским Шумахерам" легионеры как относятся?
- Раньше удивлялись. Но это же стереотип про шымкентское вождение. Сейчас там все ездят по правилам, кругом камеры и огромные штрафы, и это дисциплинировало людей. А вот 5-6 лет назад - да, улицу перейти было страшно. Не то чтобы на пешеходном переходе, а даже при зеленом свете светофора.

- Вы застали таких жестких игроков прошлого, как Алмас Кулшинбаев. Сейчас же молодежь в клубах разбалована деньгами и всеобщим вниманием. Вам сильно доставалось от старших?
- Раньше молодой игрок в автобус садился самым последним. Да и то, не мог присесть, пока кто-нибудь из старших не предложит. Если не предложат, то ехали стоя, несмотря на наличие свободных мест. Мы "стариков" не столько боялись, сколько уважали. Раньше нас гоняли. Сейчас молодому поручи что-нибудь, и он сразу начнет "отмазываться" - нога болит, устал или еще что-то в этом духе.

- Мало верится, что Вы, будучи не мелкого телосложения, могли бояться кого-то.
- Да дело не в том, что боялся. Конечно, я понимал, что в бою "один на один" можно было справиться с любым. Весь вопрос был в воспитании и уважении к старшим. Я считаю, что это правильно.

- Какая была Ваша первая зарплата?
- Получил три с половиной тысячи в "Достыке". Это был не миллион, но и не мелочь. Можно было сходить на базар, купить себе джинсы, майку, и на кафе могло остаться. Я тогда как раз только закончил интернат. У родителей никогда денег не просил, семья у нас не богатая была. Так что такой зарплате я был вполне рад.

"Бежал убирать дерьмо"

- Как получилось, что Вы, кызылординец, попали в "Ордабасы"?
- Когда мне было 14-15 лет, мы переехали с семьей из Кызылорды в поселок Вановка. Сейчас это поселок имени Турара Рыскулова. Причем в Кызылорде мы жили в благоустроенном доме, а тут переехали в частный дом. А я не умел работать руками. Ни дров наколоть, ни лопату в руках держать, ни огород прополоть. А тут мы еще скот завели. В общем, ничего не умел. Пришлось перестраиваться.

- Деревенскому парню, у которого в обязанностях есть домашние дела и уход за скотиной, практически ни на что времени нет. Как Вам удалось совмещать футбол и быт?
- В Кызылорде я вообще не пропускал тренировок. А первый год в ауле я вообще не тренировался. Только во дворе пинял мяч, в школе. Занимался баскетболом и каратэ. А потом в ауле открыли секцию футбола. И я записался. Хотя папа был против: "Футбол тебе ничего не принесет, ты должен кормить скот, чтобы он кормил нас". Но я умудрялся успевать. После школы бежал домой, кормил коров, бежал на тренировку, потом возвращался и сразу в сарай - убирать коровье дерьмо. Тяжко приходилось. Как-то заигрался с друзьями после школы на три часа. Пришел домой в 9 вечера, весь потный, белая рубашка стала черной. Влетело мне тогда прилично.

- Какой путь надо проделать, чтобы попасть из деревенской секции в областной интернат?
- Везение нужно. Мы играли на районном турнире. Моя команда против команды из поселка Мичурино. Их тренер был знаком с областными тренерами. В интернат тогда как раз был набор, вратаря им не хватало. А я себя проявил неплохо в игре против них. Вот тот мичуринский тренер меня и порекомендовал. Мне дали в руки бумагу о приеме в интернат. Нужно было согласие родителей. Я пришел домой, показал отцу. На мое счастье, в это время у нас дома были гости, и они объяснили отцу, что это шанс для меня вырваться из аула. Если бы не они, наверное, папа сказал бы "нет". А так, на следующий день я уехал в Шымкент, в кармане у меня лежало 300 тенге, и я был самым счастливым человеком на свете.

- В конце 90-х как можно было учиться вратарскому ремеслу, будучи 15-летним парнем в ауле, в котором не слышали об интернете, в секции не имелся тренер вратарей, а у Вас наверняка не было никаких пособий для начинающего голкипера?
- А как? Смотрел по телевизору, как играют другие вратари. На тренировках мне били, я отбивал. Потом шел на лужайку с высокой травой и учился падать. Приходил домой, стелил корпешку и продолжал учиться падать. Ребенку именно этому нужно научиться в первую очередь - падать. Отбивать и ловить можно научиться и после.
В интернате тоже не было тренера вратарей. Но учиться стало легче. Нет-нет кто-нибудь что-то подсказывал. Какие-то азы дали. Но нужно было работать самостоятельно. А это я умел.

- Странно, но из ребят Вашего возраста в Шымкенте почти никто толком не заиграл. Как считаете, в чем причина?
- Наверное, в правиле о молодом футболисте, которое ввели как раз тогда, когда мы вышли из возраста дубля и должны были получить свой шанс в основном составе. Первые "лимитчики" ведь были 1985-го года рождения. Это ребят 1984-го года выкосило под корень, мы стали не нужны. Многие сразу закончили. Я тоже мог, время тяжелое было…

- Один Ваш коллега сделал себе документы и омолодился на три года, занимал место "лимитчика", вызывался в сборную, пока не поймался. Почему Вы не поступили так, как Декханов/Нарзикулов?
- Я даже не знал, что можно "заряжаться". Когда узнал, то было уже поздно (смеется). Говорю же, я в ауле рос, там такими делами не занимались. В интернате я был предоставлен самому себе, денег у меня на переписанные документы не было. Хотя когда я только пришел в интернат, мне все пацаны говорили, что я точно "заряженный" - крупным был. Но на самом деле это они играли в турнирах против детей младше себя, а я, наоборот, против "старшаков". Разговоры вокруг ходили про эти схемы. В итоге мои ровесники играли за команды младших возрастов, выделялись там и потом попадали в юношеские сборные. А меня ни разу не вызывали. Это всегда вызывало определенную обиду.

- В алматинкий спорт-интернат не звали? Там как раз 1984-й год очень сильный был, многие по сей день играют в премьер-лиге.
- Там с вратарями был порядок - Данченко, который уехал туда из Шымкента, и Саша Петухов. Тем более, меня и не отпустили бы, больше некому было играть. Вот и получилось, что я еще будучи школьником попал в команду мастеров. Мне выдали "олимпийку", кроссовки. Правда, мне все время приходилось прятать экипировку, чтобы борцы из интерната не отобрали (смеется).

- Кстати, в Шымкенте многие ребята, особенно из аулов, занимались борьбой. У Вас не было желания пойти по стопам окружающих сверстников?
- Борьба меня не привлекала, но боксером я мог стать. Это как раз тогда, когда я приехал в интернат. Тренер повел меня к директору, чтобы познакомить, показать. А директор увидел меня и говорит: "Давай мы из тебя боксера сделаем? Будешь супертяжем, данные хорошие". Наверное, хотели еще одного Дильдабекова (смеется). Но я отказался.



"Тобол"

- После "Ордабасы" у Вас был "Тобол", хотя были и другие варианты. Сейчас, по прошествии времени, как считаете, тот переход был ошибкой?
- Определенно.

- Не сработались с тренером Масленовым?
- Когда я пришел, тренером был еще Грозный. Я ехал к нему. И в декабре мы прошли 12-дневный сбор в Турции с ним. Это были лучшие УТС в моей жизни: Грозный проводил шикарные тренировки, атмосфера великолепная, все работают в охотку. По вечерам мы собирались в холле, и он начинал рассказывать байки, шутить. Мы хохотали так, что на тренировках пресс не нужно было качать - животы надрывали с коучем. Я был уверен, что с этой командой мы чего-то добьемся.
Затем его убрали. И в январе исполнять обязанности поручили Масленову. С первого же дня стало понятно, что та атмосфера была потеряна. Хотя игроки оставались те же.

- Чего же не хватало Масленову?
- Наверное, опыта и авторитета. Если честно, мы были обескуражены. И это отразилось на работе. В общем, его не восприняли, и это вылилось в то, что есть.

- Грозный на Вас рассчитывал. А Масленов сразу дал понять, что не видит Вас первым номером?
- Мне тяжело было сразу рассчитывать на место основного вратаря, я ведь ехал в команду, где годами в себе не давал усомниться Саша Петухов. И я понимал, что придется биться за место в составе, конкурировать. Мы стартовали плохо. Выиграли в первом туре у "Астаны", а потом словно отрезало. Поражения и ничьи. А я не играл.
Мне было обидно, что мне не дают шанса. 9 туров мы играли плохо, ниже нас в таблице был только "Акжайык", с которого перед чемпионатом сняли 6 очков, мой конкурент порой допускал ошибки, и у тренера были основания доверить ворота мне. Он этого не делал. Но потом все-таки выпустил меня против "Иртыша". И мы сыграли по нулям.
Дальше "поперло". Мы выиграли четыре матча, один раз сыграли вничью, поднялись на пятую строчку. Потом наступила пауза в чемпионате. А после нее меня вновь посадили на лавку. Дальше началась чехарда: то Петухов играл, то я, то Сатубалдин. Все были на нервах. Ни одного счастливого дня я тогда не пережил. Мы не попали в первую шестерку, сплошной негатив. Да еще летом меня не отпустили в Турцию.

- Что за вариант?
- В первую лигу звали, в хороший клуб. Давид Лория тогда как раз приехал из "Ризеспора", сделал шикарную рекламу казахстанским вратарям. За меня даже деньги готовы были заплатить. Но директор клуба Баймуратов сказал, что посреди сезона отпускать меня не намерен, и что мы вернемся к этому разговору в конце сезона.
Но в ноябре он мне сказал, что придется отработать свой контракт до конца. Я ему объяснял, что мне не комфортно в "Тоболе", что хочу уехать, привел кучу аргументов, обещал, что уйду в турецкий клуб и не перейду в казахстанский. Но он не соглашался. Опять же был клуб, готовый заплатить за мой трансфер разумные деньги. Но Баймуратов заломил за меня бешеную сумму. И я остался.

- А через несколько месяцев чуть не подрались с Масленовым.
- Просто тогда все наслоилось. У нас были ужасные сборы, мы не могли выиграть 9 матчей подряд. Если 12 дней с Грозным были лучшими моими УТС, то прошлогодние три месяца с Масленовым - худшими. Атмосфера никакая, настроение ниже нуля. И тут мы играли какой-то контрольный матч. Я вышел на поле во втором тайме, мы вели 1:0, а в конце команда бросила играть, и мне забили. После игры я начал "пихать" ребятам. Масленов что-то сказал, я ответил, он добавил. И понеслось. Точнее я понесся с кулаками. Если бы пацаны не разняли, быть бы драке.
Получилось некрасиво, в общем. Сейчас-то мне, конечно, неловко. Он тренер, он старше меня по возрасту, и я не должен был себя так вести. А тогда не понимал. Говорю же, наслоилось, стресс был сильный, нервы на пределе. К тому же я сам по себе очень вспыльчивый.

- Знаете кого-нибудь, кто более импульсивный, чем Вы?
- Да, Миша Бакаев из "Кайрата" на поле очень несдержанный, заводится с полуоборота. Тана Нусербаев очень взрывной парень. Особенно на тренировках. В игре ему лучше удается контролировать свои эмоции.

- Вообще, что за человек - Танат Нусербаев? Он не ведет социальные страницы, не особо публичен, не раздает интервью.
- Это шикарный парень, очень честный и справедливый. Он мой друг. На самом деле, несмотря на внешнюю жесткость, он довольно веселый. И пользуется большим авторитетом. Не зря ж он капитан "Астаны", один из капитанов сборной.

- Кстати, он ведь тоже вышел из чемпионата какого-то района в ЮКО?
- Да он за два года дошел от чемпионата района до сборной! Талант всегда пробьет себе дорогу. К тому же Танату повезло, что он попал под возраст "лимитчика". И воспользовался своим шансом. Говорю же, он очень профессионален и требователен к себе. Поэтому и заиграл, несмотря на то, что, как и я, вышел из аула.

Полицейский Маймаков

- Вы кызылординец, переехавший в глубинку Южно-Казахстанской области и проживающий в Шымкенте. Удивительно, что при всех этих факторах Ваша супруга - русская.
- О, моя вечная тема! (Смеется). Конечно, у меня уже миллиард раз спрашивали, почему я не женился на казашке. Но почему-то ей ни разу никто из родных и друзей не задал вопроса, почему она вышла замуж за казаха.

- И что Вы отвечаете всем тем, кто задает Вам вопрос: "Почему ты женился не на казашке?"
- "Мне теперь что, развестись с ней и жениться на казашке, чтобы ты был доволен?" Примерно в таком духе. А вообще, я маме еще в детстве сказал, что женюсь на русской девушке. Так получилось, что в Кызылорде, в садике я влюбился в русскую девочку. И у меня никогда не было "бзыка" по поводу национальности девушек, которые нравились. Это ж предрассудки какие-то. В Шымкенте познакомился со своей супругой. У нас сейчас замечательная дочь, и у меня счастливая семейная жизнь. Что-то еще нужно добавить?

- Нет. Лучше расскажите про свой пока единственный матч за сборную.
- Надеюсь, что "пока". Я провел несколько хороших матчей за "Ордабасы" в 2012-м, тренерский штаб сборной вызвал меня на матч с Кыргызстаном. Приехал на базу - там красота. Особая какая-то атмосфера. На тренировках все работают очень быстро, как с мячом, так и без него. Скорости выше, чем в клубе - это неудивительно, в сборную вызывают сильнейших со всей страны. За два дня до матча Беранек мне сказал, что я выйду с первых минут, а Антон Цирин меня заменит в перерыве.
Не знаю, думаю, что я просто перегорел. Мы вышли на поле, стадион поет гимн, я держу руку у сердца, из глаз бегут слезы. Я испытал то, что никогда до этого не испытывал. Говорю же: до этого меня никогда не приглашали ни в юношескую сборную, ни в молодежную. Играл вроде бы нормально, особенно острых моментов у моих ворот не было. Возможно, это и сыграло как-то со мной злую шутку, и я допустил грубую ошибку, мы пропустили. После этого меня отцепили. Хотя я в том году провел много хороших матчей. Те же еврокубки. Но вызовов больше не было. Но я надеюсь, что еще получу свой шанс.

- Сидя за спиной молодого Стаса Покатилова в "Актобе", это тяжело будет сделать.
- Понимаю. Если летом ситуация не поменяется, то в конце года я, конечно же, покину клуб. И буду искать себе другой вариант. Хотя в Актобе играть приятно. Тут самые организованные и креативные болельщики, каждый домашний матч - праздничная атмосфера на трибунах.
Но у меня есть амбиции, я не довольствуюсь ролью запасного. Сейчас я понимаю, что Стас играет хорошо, мы лидируем в чемпионате, и в командных интересах мне нужно помогать своему коллеге всем, чем могу. Командные интересы превыше личных. У нас сейчас хорошая команда сложилась: Покатилов, я и Павлов - мы хорошо работаем, у нас всех между собой нормальные отношения.

- Похоже, что у Вас нормализовались отношения и с Арсланом Сатубалдиным. Недавнее фото, на котором у него под глазом "фонарь", а у вас разбита губа, получилось очень красноречивым.
- Почему-то все подумали, что мы подрались. Действительно, фото получилось, что ощущение складывается, будто мы только после драки. На самом деле у нас были кое-какие разногласия, мы в прошлом году "пересрались" в соцсетях. И встретились в Костанае после матча. Спокойно поговорили, высказали свои претензии и пожали руки. Там у меня губа не разбита, это герпес. А Арс синяк заработал на тренировке.

- Многие футболисты, завершив карьеру, стараются остаться в футболе. Знаете кого-нибудь, кто нашел себя в другой сфере?
- Есть те, кто уходит в бизнес. Но вот Нурболат Маймаков, поигравший в "Жигере" и "Окжетпесе", сейчас работает в полиции.

- Вы себя кем-то уже видите?
- Даже не думал пока об этом. Вообще, если бы я не стал футболистом, то, наверное, преуспел бы в других сферах. В школе я хорошо учился, может работал бы сейчас в банке. К тому же, у меня есть склонности к языкам. Немного говорю по-турецки, еще лучше по-английски. Кто знает, может это еще пригодится?




Фото © Павел Лаптев
Автор: Айдын Кожахмет
Vesti.kz
Сагимбаев Шынтас
19.05.2015 16:45:53 0  
Терпение и труд - все перетрут
Ашимов Асанали
19.05.2015 17:46:28 0  
Хорошее интервью. Искреннее