Майра БАКАШЕВА: Не надо считать спортсменов уголовниками, даже если они употребляли допинг

Zidane

Последний вход: 23.06.2017 16:18:11
Дата регистрации: 21.04.2011 22:52:28
Профессия: звукорежиссер
Пол: Мужской
Дополнительные заметки: twitter: zidan4eg
День рождения: 21 сентября
Любимая команда:  Астана, Барыс, Арсенал
Zidane Всем
Майра БАКАШЕВА: Не надо считать спортсменов уголовниками, даже если они употребляли допинг

Со следующего года употребление допинга будет караться четырёхлетней дисквалификацией

Как и год назад, осень для казахстанского спорта стала богатой на скандалы с употреблением запрещённых веществ. Сразу пять велосипедистов из клубов под названием «Астана» и пловчиха Эльмира Айгалиева завалили допинг-контроль и будут дисквалифицированы. Учитывая, что за 11 месяцев только внутри Казахстана было зарегистрировано 15 подобных случаев, можно сделать вывод: допинг в Казахстане по-прежнему остаётся явлением массовым.

В марте прошлого года в Казахстане появился Национальный антидопинговый центр, который возглавляет Майра БАКАШЕВА. В интервью «Мегаполису» она рассказывает: можно ли победить допинг угрозами, почему спортсмену нужно превращаться в хранителя справок и сколько сдал тестов Максим Иглинский до того, как превратиться в антигероя.


ПЕЧАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ТАЕКВОНДИСТКИ

– Сейчас многие подводят итоги года. А вы?
– Мы можем отчитаться только за 11 месяцев. У нас работа в самом разгаре – берутся пробы у спортсменов-зимников, у участников чемпионатов Казахстана по плаванию, боксу и Кубку страны по тяжёлой атлетике. Если вы интересуетесь результатами положительных проб, то за прошедший период зафиксировано 16 случаев, и по 15 уже вынесено решение.

– Кто чаще всего попадается?
– Тяжелоатлеты – 6 человек. Из них двое – спортсмены, не достигшие 17 лет. Это печально. При этом мне бы хотелось отметить положительные изменения, произошедшие в федерации тяжёлой атлетики после прошлогоднего допинг-скандала (когда на два года было отстранено сразу 13 штангистов. – Авт.). Если раньше тренеры давали какие-то странные объяснения, искали оправдания, то сейчас они сами заинтересованы в работе с нами. Кроме этого дисквалифицированы были три борца казакша курес, три представителя гребли, пауэрлифтер, пятиборка, спортсмен-паралимпиец и таеквондистка. В случае с ней история печальная.

– Чем именно?
– Альмира Есмирзаева выиграла в этом году Кубок президента, но на том турнире допинг-пробы мы не брали, а сделали ли это на сборах перед Азиатскими играми. И её проба показала использование запрещённого препарата фуросемида. Чем печальна ситуация? Тем, что в команде не было врача, а спортсменка хотела сбросить вес. По словам таеквондистки, она обратилась к врачу районной больницы и та выписала ей сразу три мочегонных препарата! Представляете, девушка, находясь на сборах, при сумасшедших нагрузках применяла всё это одновременно! Как она осталась жива – я не знаю.


ХРАНИТЕ СПРАВКИ, КАК ДЕНЬГИ

– В этом году в биологическом паспорте спортсмена появился «стероидный профиль». Дисквалификации по нему ещё не принимались, но были ли спортсмены, по которым возникли вопросы именно по этому профилю?
– Да. Но тут ситуация очень неоднозначная. Допинг-проба одного боксёра показала колебания стероидного фона, после чего мы заказали дополнительное лабораторное обследование пробы. И оно показало, что имело место использование тестостерона, но растительного происхождения.

– Этот боксёр участвовал в Азиатских играх?
– Нет.

– Он будет дисквалифицирован?
– Чтобы сделать выводы по «стероидному профилю», надо смотреть на результаты минимум 5–7 проб конкретного спортсмена, а у нас всего две. И если боксёр докажет, что имел основания на принятие медицинских препаратов, то никаких проблем у него не будет.

– Получается, спортсменам надо хранить все справки, назначения, результаты анализов?
– Да. И я постоянно призываю к этому наших спортсменов. Раз они занимаются своим видом спорта профессионально, то должны быть профессионалами во всём. Они должны учитывать, что к ним могут возникнуть вопросы, но при наличии доказательной базы, адекватных пояснений они могут быть оправданы. Поэтому чем больше справок будет у атлета, вместе с подтверждающими документами о принятии лекарств – тем лучше.


ПОКА ГРОМ НЕ ГРЯНЕТ – НА КОНТАКТ НЕ ИДУТ

– В прошлом году вы говорили, что с некоторыми федерациями не смогли найти точки соприкосновения. Как обстоят дела сейчас?
– Федерация футбола с нами никак не контактирует. Такая же ситуация в баскетболе. К нам обращаются за советами врачи и тренеры из баскетбола, но каких-то конкретных действий со стороны НФБ нет. Но я считаю, что время всё равно заставит их обратиться в Антидопинговый центр, как недавно сделали представители велосипедного спорта. Хотя в прошлом году они отказывались даже идти на контакт! Сейчас же, когда пятеро гонщиков попались на допинге, они подписали с нами специальный Меморандум о сотрудничестве. Очень плодотворно мы работаем с федерациями лёгкой атлетики, пулевой стрельбы, тяжёлой атлетики, пауэрлифтинга. Пауэрлифтеры тоже стали с нами сотрудничать после того, как в прошлом году в их виде были массовые дисквалификации, приведшие к серьёзным санкциям от международной организации.

– Представители какого вида спорта вас приятно удивили, пойдя на контакт?
– Мы плодотворно работаем с федерацией бокса. На прошлой неделе у боксёров был чемпионат страны, где мы не планировали брать допинг-пробы, потому что у нас небольшой штат и большая загруженность. Но представители федерации и тренеры с самого начала турнира не раз звонили и даже настаивали: «Приезжайте и возьмите пробы хотя бы с участников полуфиналов и финалов».


«ИГЛИНСКИЙ СКАЗАЛ: «У НАС БЫЛИ ПРИЧИНЫ ПРИМЕНИТЬ ЭТОТ ПРЕПАРАТ»

– Возвратимся к велоспорту. Вы со всеми федерациями подписываете Меморандум о сотрудничестве?
– Нет. Достаточно одобрения руководства конкретной федерации. Но велосипедистам, как мне кажется, были нужны доказательства для UCI, что они ведут работу по борьбе с допингом. Хотя год назад они на контакт не шли. Сейчас же, когда на допинге попались братья Иглинские и три молодых гонщика, всё изменилось.

– Есть две версии. По одной братьев Иглинских за употребление эритропоэтина уже дисквалифицировали, по другой – ещё нет.
– На самом деле решение UCI ещё не вынесено, поэтому я не могу раскрыть детали всего разбирательства. Скажу лишь, что я общалась с Максимом, который сообщил: «У нас были причины применить этот препарат». Лично для меня ситуация печальна тем, что на допинге попался такой опытный спортсмен, как Максим. Он за свою карьеру сдал 76 отрицательных допинг-проб и, по собственному признанию, по завершении сезона ушёл бы из спорта. И тут такое окончание карьеры. Это очень печально.


НЕЛЬЗЯ ПОБЕДИТЬ ДОПИНГ БУМАЖКОЙ

– Как, на ваш взгляд, надо бороться с допингом?
– В первую очередь образованием спортсменов. Все три молодых гонщика континентальной «Астаны», попавшиеся на допинге, не сдавали ни одну пробу в нашем центре, и с ними мы не проводили никаких бесед. Понимаете, надо устранять причину, а не следствие. Нельзя победить допинг лишь тем, что дать спортсмену бумажку и сказать: «Распишись, что ты не будешь употреблять». Но если ему говорить о том, какие последствия могут быть через годы, что спортсмен может стать инвалидом… Или что его могут дисквалифицировать за лекарства, которые он купил в аптеке, то что-то может измениться. Меня радует, что молодые спортсмены перестали задавать вопросы: «Когда придумают допинг, который никто не сможет выявить?» Но если не вести образовательные семинары, не проводить бесед, то мы можем узнать о новом допинг-скандале в любой момент. И из какого вида спорта он придёт, и какие имена будут фигурировать, остаётся лишь гадать.

– По какой причине в следующем году срок дисквалификации за употребление допинга будет увеличен с двух до четырёх лет?
– Потому что, как показала практика, два года дисквалификации – небольшой срок. Спортсмен может взять медаль на Олимпиаде, потом завалить допинг-контроль, пробыть вне спорта два года, вернуться и взять награду на следующих Олимпийских играх.


«НЕ НАДО КРИМИНАЛИЗИРОВАТЬ ДОПИНГ В СПОРТЕ»

– В этом году в Германии вынесли на обсуждение предложение наказывать попавшихся на допинге спортсменов тюремными сроками.
– Я слышала об этом. И мне понравилась реакция руководства ВАДА, которое оперативно отреагировало, заявив, что не стоит криминализировать допинг в спорте. Да, допинг – это зло, с которым нужно бороться, но для этого и есть «спецслужбы». И спортсмены и так несут ответственность за свои нарушения, отбывая дисквалификацию. Зачем их наказывать ещё раз? И не надо считать спортсменов уголовниками, даже если они употребляли допинг. Это не так.

– Прочитал в одной из брошюр, которые публикует ваше ведомство, «раньше возможности фарм-индустрии опережали способности допинг-контроля». Можно ли допустить, что сейчас в мире есть допинг, о котором никто из проверяющих не знает, но он активно используется?
– Когда мы говорим об очень развитых странах, где фармацевтическая промышленность находится на очень высоком уровне, то такое вполне может быть. Потому что допинг – очень большие деньги. У меня есть неофициальная статистика. После торговли наркотиками, оружием и людьми, продажа запрещённых субстанций идёт на четвёртом месте по прибыльности в незаконном бизнесе.
_____________________________________________________________________________________


БЬЮТ НЕ ПО ПАСПОРТУ

«Мегаполис» объясняет, что такое «Биологический паспорт спортсмена»
В начале 2000 годов был впервые внедрён «Биологический паспорт спортсмена», куда вносятся данные обо всех пройденных допинг-контролях. Кроме них в паспорте существует три модуля. Первый – дыхательный – был внедрён в 2009-м году. В «группу риска», попадают под усиленное наблюдение представители лёгкой атлетики, плавания, лыжных гонок, конькобежного спорта. Спустя четыре года именно, по данным дыхательного модуля, было принято решение о большом количестве дисквалификаций спортсменов.
С января 2014 года был введён второй модуль – «стероидный профиль». По нему судят о том, что происходило со спортсменом в течение нескольких лет! Потому что бывает так: спортсмен принимал запрещённые препараты, но успевал вовремя «почиститься». Но даже при удачно пройденном допинг-контроле стероидный фон в организме меняется. И если подобные колебания будут случаться регулярно, и спортсмен не сможет внятно объяснить причину, он будет дисквалифицирован. Правда, как утверждают эксперты, для этого необходимо сдать минимум 5–7 допинг-проб.

К слову, дисквалификации по «стероидному профилю» начнутся уже в следующем году.
Предусмотрен в биопаспорте и третий модуль – «эндокринный». Он будет введён в 2017 году.


Автор: Леонид Юрьев
Газета "Мегаполис"